Бебилис отзывы: Babyliss | Отзывы покупателей

Содержание

Плохие отзывы о BaByliss C1000E

Отзыв: Сама себе я несколько локонов сделала нормально, а вот когда подруга попробовала мне накрутить, бэбилис зажевал волосы. Видимо, не той стороной засунула прядь.

Ну и началось. Как у всех товарок по несчастью: истерика, крики, слезы. Я чуть не ударила подругу, когда мне начало припекать в голову и я испугалась, что волосы могут сгореть — на макушке, на самом верху, где залысину ничем не скроешь! Орала: «Ищи в интернете, что делать!», она листала сайты, нигде не было толковых советов. Пока перечитаешь все, времени куча уйдет, а реальной помощи нет. Звонили в магазин, звонили парикмахерам знакомым, соседей позвали с отвертками, крутили, почти ломали… В итоге ничто не помогло, я уже всерьез думала о том, чтобы разбить молотком плойку. Но жадность пересилила (все-таки сто баксов за эту дрянь отдала), и я решила, что сломать всегда успею, благо, она начала остывать и единственное неудобство было в том, что рука устала держать ее возле головы.

Кое-как засунув пальцы внутрь, я начала двигать волосы. Запутались они в противоположном конце от того, где барабан открыт. Я их двигала по направлению к середине, стараясь равномерно распределить сбившийся комок. Шел уже третий час мучений. Понемногу удавалось их вытягивать. Спустя полчаса вытащила всю помятую прядь, правда, сантиметров пять на конце все равно пришлось отрезать, они слишком спутались в результате предыдущих манипуляций. Так что разбивать плойку не пришлось, хотя не уверена, что рискну еще раз ею воспользоваться.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ BaByliss ЗАЖЕВАЛ ВОЛОСЫ И ОНИ ЗАСТРЯЛИ, КАК ВЫТАЩИТЬ ВОЛОСЫ ИЗ БЭБИЛИС:

1. Сразу выдернуть прибор из розетки!

2. Не тратить время на поиски отверток, все равно раскрутить не получится.

3. Взять любой тонкий предмет (т.к. можно обжечь пальцы, пока плойка не остыла) и подвигать им комок волос, распределяя его равномерно по барабану. Потом можно и пальцами.

4. Тянуть за небольшой кусочек пряди, не за всю.

5. Набраться терпения, не паниковать. Вытащить можно. Только очень аккурат

BaByliss PRO — Официальный сайт

BaByliss PRO — Официальный сайт

Создание образа, смена и поддержание имиджа – все это основано на парикмахерском мастерстве. Для него мало одного таланта. Нужен еще и профессиональный инструмент от авторитетного производителя. Наша компания является официальным дилером бренда BaByliss.

Почему именно BaBylissPRO?
Рука не должна давать сбоев, а, значит, инструмент является органичным ее продолжением. Он воплощает все идеи, родившиеся в голове стилиста.

  • Профессионализм. Каждый инструмент создан под потребности мастера с учетом индивидуальных особенностей клиента: тип и длина волос, желаемый эффект, технология обработки и т.д.
  • Инновации. Моментальное внедрение научных ноу-хау, перевернувших мир парикмахерского искусства.
  • Вариативность. Многогранная мода требует частой смены имиджа. Прическу под любой стиль и образ можно создать только с инструментом от BaByliss.
  • Естественность. Каждая стрижка и укладка – сама натуральность, как будто волосы сами так легли.
  • Максимальная точность. Каждый срез сделан с точностью самурайского ножа, каждый локон завит соответствует заданному размеру, полный контроль за температурой горячей завивки и сушки.

Выбор в пользу французского бренда пал не случайно. Кому, как не профессиональным парикмахерам диктовать моду и предлагать инновационные идеи? Только свободомыслящим продвинутым французам!

Что предлагает BaBylissPRO?

Статус официального дилера гарантирует получение оригинальной фирменной продукции – никаких подделок и дешевых аналогов.

  • Фены. Профессиональные, бытовые, дорожные, фен-стайлеры. Более 20 моделей для сушки и укладки.
  • Плойки. Классические, тройные «волна», конусные, щипцы-гофре и выпрямители. Термоинструмент для создания любой модной прически.
  • Машинки для стрижки. Короткая стрижка, оформление окантовки, уход за бородой и усами – с BBPro можно все.
  • Триммеры. Для фигурной стрижки и ювелирной обработки волос.
  • Ножи. Сменные комплектующие для машинок.
  • Диффузоры. Сменные насадки к фенам для создания объема.

У бренда появились новинки? Они уже есть на нашем сайте! Мечтаете о MiraCurl в эксклюзивном дизайне – заказывайте BAB2665RGE сегодня и завтра вас ждет шквал комплиментов.

Хиты продаж

Чем порадовать себя у зеркала? Не нужно гуглить и перелопачивать просторы интернета – наши консультанты уже подготовили рейтинг продаж за последние несколько месяцев. Умная плойка MiraCurl SteamTech, плойки с 30-ю режимами и фен с ионизатором – все тенденции сезона 2018 на одной странице.

Мы первыми узнаем о новинках парикмахерской моды и предлагаем своим клиентам эксклюзив из первых рук. На всю продукцию распространяется гарантия производителя.

Плойка Babyliss для волос: обзор

Подробности
Обновлено 28.07.2019 08:11

Доброго Вам времени суток мои дорогие читательницы сайта VolosyLike.ru, сегодня хочу рассказать о автоматической плойке для создания локонов — Babyliss Pro Perfect Curl. Данный стайлер используя пар и формирует роскошные кудри.

Функция пара придает волосам гладкость, делает их блестящими и сохраняет форму укладки надолго. Практически моментальный нагрев плойки до нужный температуры и постоянное ее поддержание во время использования — это гарантия великолепного результата!

Мечта, а не плойка Babyliss

Плойку babyliss можно назвать супер машинкой для создания локонов. Волосы автоматически обращается, где они нагреваются со всех сторон, чтобы сформировался завиток. Локоны держаться очень и очень долго, у некоторых до 3х дней, у меня на день) — такие волосы!

Плюсы плойки Babyliss Pro Perfect Curl:

  • Подходит для любого типа натуральных волос.
  • Экономия денег, а главное времени на посещении салонов красоты.
  • Не зажевывает волосы. Плойка оснащена специальной системой Max Life, которая автоматически останавливает работу прибора, если волосы запутаны, прядь слишком широка либо неправильно уложена.
  • С помощью регулировки продолжительности нагрева можно создавать легкие или «классические» локоны и даже локоны-спирали.
  • Защита от возгорания. Допустим Вы забыли и оставили его включенным, через 20 минут включится режим ожидания, а еще через 60 минут сработает автоотключение, вот так.
  • Вращающийся шнур и его длинна 2.7 м.
  • И главное, безопасный, все нагреваемые элементы находятся внутри прибора под слоем качественного термопластика.

Есть и небольшой минус, тяжеловат. Если используешь более 20 минут — рука устает). Также стайлер вредит волосам, НО любое воздействие на волосы оказывает плохое воздействие. Укладка стайлером Babyliss Pro Perfect Curl сравнима с тем же вредом, который наносит обычный стайлер, плойка или фен.

В приборе установлено 3 специальных режима для разных типов локонов:

  1. Режим нагрева – для тонких, осветленных, поврежденных и ломких волос предлагается;
  2. Режим нагрева – для нормальных;
  3. Режим нагрева – для вьющихся и очень густых волос.

Если купите стайлер бэбилисс, то не будите опаздывать на работу или встречи)) и пусть у вас получаются прекрасные прически! Он идеален для любой длины и типа волос. Моментально можно создать себе красивые кудряшки, я например сделала себе за 14 минут). Вообщем вещь супер. Своих денег стоит. Смело заказывайте и пользуйтесь, я уверенна вы не пожалеете!!! Я заказывала здесь — плойка для создания локонов.

Фотографии причесок, которые сделаны с её помощью, кстати ниже на фото есть и мои волосы:

Babyliss: отзывы

Отзывы о применении плойки, я нашла на разных форумах и отзовиках.

Настя, 19 лет

Прошел месяц, как я пользуюсь этой чудо-машинкой. Моему счастью нет предела!! Я накручиваю волосы за 10 минут, потому что это легко, просто и без проблем. Самое главное достоинство — кудряхи держатся весь день!!!

AnnMikaella

В общем это пока первая вещь, которую я прям РЕКОМЕНДУЮ, РЕКОМЕНДУЮ И ЕЩЕ РАЗ РЕКОМЕНДУЮ НА 200%!!!!! ТОЛЬКО НАСТОЯЩУЮ, НЕ ПОДДЕЛКУ! О подделке конкретно сказать плохо не могу, но, во-первых само слово «подделка» говорит за себя, а во-вторых отзыв девушки о вырванных волосах был ооочень убедителен!!! НЕ ЖАЛЕЙТЕ НА НЕЕ ДЕНЕГ!

chocococo

Для меня стайлер стал прекрасным вложением денег. Это прежде всего экономия времени! Теперь я могу ходить с красивыми локонами хоть каждый день! Рекомендую!

Svetik93

Однозначно брать, это незаменимая вещь каждой современной модницы, ведь стайлер способен не просто накрутить красивые и фактурные кудри как в рекламе, но и сделать легкую и ухоженную укладку Ваших волос!

Юляша1308

И подружке накрутили. У нее очень густые и длинные волосы, крутили минут 40. Результатом она осталась довольна. Создатель BaByliss PRO Perfect Curl, спасибо тебе, я тебя люблю!!! О потраченных деньгах не жалею. Всем рекомендую!

Ximera19

Пробовала накрутить волосы сразу, как машинку привезли, потом спать легла, а утром локоны остались) Удобно дочке — пятилетней шишиге волосы накручивать к праздникам) Так как все горячие элементы скрыты, то не боюсь обжечь ее) Я к покупке рекомендую!! Намного удобнее классических щипцов-плоек.

Все отзывы положительные, не нашла я отрицательного или плохо искала))) Мой обзор закончен! Если уже хочешь Бэбилисс, то купить можно тут — плойка для создания локонов! И, еще не покупайте копии, которые дешевле в несколько раз чем оригинал. Подруга купила, говорит — шумит, гремит((

И как всегда на дисерт, видео про Babyliss Pro:

Babyliss pro Perfect Curl кудри без проблем

Автоматическая плойка Babyliss — прическа за 8 минут

Применение BABYLISS PRO PERFECT CURL

Инструкция и советы по использованию стайлера BaByliss Pro Perfect Curl

Рецензия на фильм «Младенцы» и краткое содержание фильма (2010)

Младенцы милые. Что ж, все младенцы милые. Это также хорошо, потому что как могли кинорежиссеры прослушивать ребенка и ждать шесть месяцев, чтобы дать ему обратный вызов? Это больше не ребенок. Режиссер Томас Бальмес нашел образцовых малышей в Намибии, Монголии, Токио и Сан-Франциско и с любовью наблюдает за ними, когда они кормят грудью, играют, дремлют, тыкают котят и радостно бьют друг друга. На самом деле фильм о младенцах, а не об их родителях, и в большинстве случаев мы видим только те части родителей, которые занимают наивысшее место по шкале интересов младенца: соски, руки, мужская и женская грудь.Не все соски настоящие, но младенцы не различают, пока они работают.

Двое младенцев происходят из бедных частей мира, а двое — из богатых. Они кажутся одинаково счастливыми и здоровыми. Японские и американские младенцы подвергаются огромному количеству стратегий дрессировки, поэтому они могут начать восхождение по лестнице успеха как можно раньше. У меня нет аргументов против занятий детской йогой, но я никогда не встречал ребенка, который от природы не мог бы естественным образом искривляться в тревожные позы и терялся в медитации под влиянием момента.

Африканский младенец Понияо живет в лесной хижине с земляным полом, но это Дом, а здесь — Мать, и есть палки, с которыми можно поиграть, которые, возможно, не сделаны из пластика и не украшены изображениями диснеевских существ, но тем не менее являются отличными палками. , и сытно. Баярджаргал (по прозвищу Баяр), семья которого живет в юрте в Монголии, проводит время, становясь экспертом в соперничестве между братьями и сестрами.

Мари из Японии и Хэтти из Америки окружены ошеломляющим набором устройств, которые их развлекают, обслуживают, укрывают, защищают и помогают вырасти большими и сильными.Можно ли объяснить эпидемию синдрома дефицита внимания тем, что в «первом мире» у детей нет возможности скучать? Как младенцы могут сконцентрироваться, когда им постоянно дребезжат какие-то предметы? Слишком много входящего?

Не знаю. Что я действительно знаю, так это то, что младенцы — это чудо. С самого начала они учатся ходить, говорить, планировать, строить планы, играть и разгадывать разные вещи. Поколения ученых задаются вопросом, как именно дети учатся говорить.Они, должно быть, так расстроены тем фактом, что младенцы просто идут вперед и делают это без каких-либо тренировок.

Babies [Netflix] Review: документальный сериал меньше фокусируется на малышах

Это путешествие из шести частей по ранним жизням крошечных людей переоценивает вдохновляющий характер рецензируемых исследований.

Младенцы действительно не могут говорить.

По крайней мере, не так, как это делают участники документального кино. Это досадный факт, который ставит сериал Netflix «Младенцы» в несколько невыгодное положение: создание сериала из шести частей о малышах означает, что невозможно получить традиционные отзывы от его главных героев. Вместо этого «Младенцы» выбирают, чтобы заполнить это время, неожиданную смесь реакций малышей и переоценку вдохновляющего характера рецензируемых исследований поведения подростков.

Вначале «Младенцы» рекламируют, что он будет следовать за развитием избранной межконтинентальной группы младенцев по мере их развития с первых дней после рождения через множество этапов их раннего развития. Один за другим каждый последующий новорожденный представлен вместе со своими родителями в основном по всей Англии и сельской местности Новой Англии.

В большинстве «Детей» преобладает наукоемкая доза «рассказывай, а не показывай», во главе которой стоит пара международных экспертов, выступающих в качестве переводчиков событий, которые зрители иногда могут увидеть своими глазами. Эксперты по неврологии и поведению из всемирной коллекции престижных высших учебных заведений делятся своими важнейшими открытиями.

Связанные

Связанные

Эти две темы — младенцы и полевые эксперты — не совсем несовместимы.Во многих случаях то, что излагает представленный ученый, оказывается актуальным, когда внимание возвращается к маленькому, ползающему по гостиной или булькающему на стульчике. Тем не менее, существует странное несоответствие между теоретическим и практическим, поскольку маятник шоу колеблется между целостным подходом к когнитивному поведению и семьями, которые более или менее выборочно подтверждают эту точку зрения.

«Младенцы»

Предоставлено Netfix

Что заставляет «младенцев» чувствовать себя упущенной возможностью, так это то, что если в сериале нужно удвоить внимание на рассмотрение развития раннего подросткового возраста через экспериментальную линзу, в его распоряжении уже есть идеальный набор тестовых примеров.Можно по-настоящему понять, как — вне всякого качественного суждения или иерархии предпочтений — разные дети в разных средах развиваются в своем физическом и темпераментном развитии. Учитывая, что в каждом эпизоде ​​действительно есть место только для горстки младенцев, на его место приходит несколько монтажа таких вещей, как еженедельная техника ползания. (Одно из самых острых наблюдений в этой серии о языке происходит, когда одна из старших сестер младенцев узнает, что она умеет переводить с французского на английский, даже не зная слова, обозначающего то, что она делает.)

Не каждый документальный фильм, пытающийся поговорить с человеческой природой, должен брать на себя мантию «Семерки», но это трудно смотреть и не желать больше ДНК этой культовой серии документов. С дразнящим взглядом на то, как каждый из этих малышей осознает жизненно важные изменения, которые могут принести первые месяцы жизни, зрители все еще мало что могут понять о самих младенцах, помимо того факта, что у них есть родители, желающие снимать некоторые из них. личные моменты, которые обычно не являются предметом домашних фильмов.

К чести сериала, эти моменты действительно предлагают своего рода противовес стандартным программам, ориентированным на воспитание детей, особенно другим сериалам, основанным исключительно на предоставлении советов. Хотя «Младенцы» не обладают повествовательной реальностью, чтобы предложить эффективное сечение глобального опыта воспитания детей, есть попытка показать и изучить результирующие изменения, выходящие за рамки гетеронормативного понимания потенциальной семейной жизни ребенка.

Опять же, если младенцы сами не могут выполнять традиционную роль главных героев документального фильма, родители также в некоторой степени остаются в стороне.Вместо того, чтобы рассматривать развитие отдельных детей с точки зрения родителей, пытающихся приспособиться к тому, как их ребенок не вписывается в шаблон, на переднем плане показываются триумфы ученых, пытающихся сформировать этот шаблон по-новому. Опять же, эти элементы не обязательно противоречат друг другу, но «Младенцы» сродни просмотру документального фильма о влюбленности, в котором рассказывается о парах, но он также опирается в первую очередь на свидетельства экспертов по приложениям для знакомств. Здесь есть что рассказать, но приоритеты кажутся искаженными.

Один из самых странных вариантов «Младенцев» — использовать многочисленные кадры с животными и взрослыми для иллюстрации представлений о человеческих детях. Верно, что младенцы — это не монолит, и понимать их означает выходить за рамки узкого кругозора. «Младенцы» находятся в постоянном невыгодном положении из-за того, насколько сильно они отличаются от того, что дает шоу название. Даже если они не могут выразить свои переживания словами, создается ощущение, что этим младенцам все равно есть что рассказать, чем людям, говорящим от их имени.

Класс: B-

«Младенцы» теперь доступны для потоковой передачи на Netflix.

Подпишитесь: Будьте в курсе последних последних новостей кино и телевидения! Подпишитесь на нашу рассылку новостей по электронной почте здесь.

Лучшие детские шезлонги и качалки

Фото: Rozette Rago

Наш выбор

BabyBjörn Bouncer Balance Soft

Этот шезлонг с приводом от детей, работающий без батарей, прочный, портативный и универсальный — он предлагает больше вариантов позиционирования, чем любая другая протестированная нами модель .Он превращается из шезлонга в кресло, вмещает новорожденных до двухлетних детей, и нашим тестерам понравился его элегантный дизайн.

Прочный шезлонг-шезлонг BabyBjörn Balance Soft без батарейки лучше реагирует на движения ребенка, чем любой другой тестируемый шезлонг. Несмотря на простую конструкцию, это сиденье очень универсально. Он имеет три варианта позиционирования в младенческом режиме и может быть преобразован в кресло для малышей с теми же тремя уровнями наклона, предлагая больше общих положений, чем любой из других протестированных нами шезлонгов и качалок.Он также имеет большую грузоподъемность, чем большинство других, поэтому вы можете использовать его дольше. Он дорогой, но имеет хорошую стоимость при перепродаже и, в отличие от многих своих конкурентов, представляет собой гладкий и привлекательный объект, который вряд ли захочется прятать в шкафу между использованием.

Давайте подпрыгнем: BabyBjörn без батареи может начать работу с легкостью. Видео: Rozette Rago

Самая важная функция шезлонга — это его способность успокаивать ребенка подпрыгиванием, что у BabyBjörn лучше, чем у остальных.В то время как некоторые другие модели, которые мы тестировали, не очень хорошо реагировали на легкие удары ногами и другие движения моего 5-месячного ребенка, BabyBjörn начинал подпрыгивать только от быстрого удара ногой или взмахом руки. Он быстро реагирует на движение, производя короткие упругие подпрыгивания в наиболее вертикальном положении и более длинные — но все же плавучие — подпрыгивания в двух положениях лежа. Моему собственному ребенку он понравился больше всего из всех протестированных нами шезлонгов и качелей, и многие другие дети и родители согласны с этим: BabyGearLab, Mommyhood101 и Business Insider называют этот стильный шезлонг своим любимцем.

В отличие от некоторых других протестированных нами шезлонгов, BabyBjörn, который был представлен миру еще в 1961 году, имеет сертификат JPMA. Резиновые полоски предотвращают скольжение прочной основы по полу. Сиденье шезлонга не имеет лишней набивки и поддерживает голову, шею и спину ребенка, равномерно распределяя его вес.

Переставить BabyBjörn из одного из трех положений в другое можно быстро и просто. Видео: Rozette Rago

Ни один из протестированных нами вышибал не предлагает столько позиций.Сиденье BabyBjörn имеет три угла наклона. Вы можете превратить шезлонг в стул для малышей, перевернув ткань, что вам следует сделать, когда ребенок сможет самостоятельно сесть. (Пока они не смогут ходить и сидеть без посторонней помощи, вы должны держать ребенка пристегнутым в сиденье в режиме малыша.) Хотя большинство шезлонгов набирает максимум 25 фунтов, в режиме малыша BabyBjörn может удерживать детей весом до 29 фунтов, что является обычным весом. 2 года.

Переключить шезлонг BabyBjörn со стороны младенца на сторону малыша почти так же просто, как сменить наволочку. Видео: Rozette Rago

Этот шезлонг не требует сборки, складывается и весит всего 4,6 фунта. «Шезлонг BabyBjörn великолепен, потому что он очень легкий, поэтому родители могут легко перемещаться и использовать его в любой комнате своего дома», — сказала нам Джули Маккаффри, эксперт по детскому снаряжению. «Одна из лучших особенностей — то, что он складывается, чтобы его можно было убрать, когда он не используется, и его легко взять с собой в дом бабушки».

Хлопковое сиденье выпускается в приглушенных цветах. Вы также можете купить сиденье из сетки или трикотажа, хотя такие варианты обычно стоят на 20–30 долларов дороже.

Главный редактор Wirecutter Бен Фрумин использовал шезлонг BabyBjörn с обоими своими маленькими детьми, которым сейчас 2 и 4 года. Его дочери, в частности, он понравился: «Этот шезлонг был одним из наших самых важных вещей в течение нескольких месяцев. поскольку это был один из единственно верных способов ее успокоить », — сказал он. Материалы и конструкция вышибалы также выдержали трехлетний период; для ребенка номер два он был в таком же хорошем состоянии, как и для ребенка номер один.

Недостатки, но не препятствия

Шезлонг BabyBjörn стоит дороже, чем большинство других.Но мы думаем, что стоимость оправдана, особенно если вы планируете использовать его с несколькими детьми или собираетесь продать вышибалу, как только вы с этим покончите.

Несмотря на более высокую стоимость, шезлонг явно не технологичен, полагаясь на движения ребенка или постукивания взрослого, чтобы начать движение, и ему не хватает вибраций и звуков с питанием от батареи, как у других моделей. Мы думаем, что многие люди сочтут это положительным, но если вы предпочитаете мощный вышибал, мы рекомендуем вам рассмотреть один из наших других вариантов.

Вместо того, чтобы использовать более обычную пряжку, вы закрепляете ребенка в BabyBjörn с помощью кнопок, которые вставляются в пластиковые прорези. Фото: Rozette Rago

По сравнению с ремнями на других моделях, которые мы тестировали, привязь на шезлонге BabyBjörn может неудобно открывать и закрывать, потому что для этого нужно выдвигать кнопки вместо защелкивания пряжек. Тем не менее, это можно сделать одной рукой. с практикой.

В отличие от большинства конкурентов, кресло BabyBjörn не оснащено игрушками. Компания продает три дополнительных игрушечных стержня, но при их нынешней цене от 45 до 60 долларов мы не считаем, что они того стоят.По нашему опыту, большинство младенцев кажутся достаточно развлеченными, просто сжимая маленькую игрушку; вы можете пропустить зажим для соски (или другой ремешок с пуговицей) через петлю на игрушке и прикрепить его к ткани ремня безопасности там, где она соприкасается со стулом.

Отзывы покупателей Amazon отмечают, что ткань этой модели может притягивать ворсинки и быстро выглядеть грязными (хотя чехол можно снимать и стирать).

Сотни младенцев, пострадавших от гомеопатических средств, говорят семьи

ВАШИНГТОН — Дело 7682299: август.1, 2010. Мать дает своему малышу три гомеопатические таблетки, чтобы облегчить боль при прорезывании зубов. Через несколько минут ребенок перестает дышать.

«У моей дочери случился припадок, она потеряла сознание и перестала дышать примерно через 30 минут после того, как я дал ей три таблетки для прорезывания зубов Хайланда», — позже рассказала мать Управлению по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. «Ей пришлось сделать искусственное дыхание рот в рот, чтобы возобновить дыхание, и ее доставили в больницу».

Компания Hyland’s продвигает «безопасные, эффективные и естественные решения для здоровья», которые нравятся родителям, ищущим альтернативные методы лечения.Но вскоре агентство узнает гораздо больше о продуктах Hyland для прорезывания зубов. Сотрудники FDA сочли дело 7682299 одним из наиболее удачных исходов.

Обзор записей FDA, полученных STAT в соответствии с Законом о свободе информации, рисует гораздо более мрачную картину: младенцы, которым давали продукты для прорезывания зубов Hyland, посинели и умерли. У младенцев были повторные припадки. Младенцы бредили. Младенцев доставили по воздуху в больницу, где сотрудники отделения неотложной помощи пытались выяснить, от чего у них начали подергиваться ноги и руки.

За 10-летний период, с 2006 по 2016 год, FDA собрало отчеты о «побочных эффектах» у более чем 370 детей, которые использовали гомеопатические таблетки или гель для прорезывания зубов Hyland, аналогичный продукт, который наносится непосредственно на десны ребенка. Записи агентства показывают восемь случаев, когда сообщалось, что младенцы умирали после приема продуктов Hyland, хотя FDA заявляет, что вопрос о том, были ли эти продукты причиной смерти, все еще рассматривается.

(Агентство также расследует два других случая смерти, связанных со средствами от прорезывания зубов, но отказалось подтвердить производителя продуктов или предоставить отчеты о случаях.)

После предупреждения FDA в сентябре Hyland’s заявила, что больше не будет производить продукты для прорезывания зубов. Но они оставались на полках некоторых магазинов в течение нескольких месяцев и до сих пор доступны в Интернете. Скорее всего, они по-прежнему используются в домах по всей стране.

Hyland’s, 114-летняя частная компания, базирующаяся в Лос-Анджелесе, является крупнейшим гомеопатическим бизнесом в стране. Он настаивает на том, что его продукты безопасны, и утверждает, что FDA не смогло доказать, что существует научная связь между ними и припадками у младенцев или другими осложнениями.

«Это не означает, что у детей нет чувствительности к продукту. Дети очень чувствительны, и мы должны внимательно следить за происходящим », — сказала пресс-секретарь Мэри Борнман. «Это не то, что осуждает всю линейку продуктов».

За каждым номером дела FDA стоят сердитые, а в некоторых случаях и убитые горем родители. Но проверка STAT — и первое подробное рассмотрение отчетов о случаях — также вызывает вопросы по поводу реакции регулирующих органов.

Прошло четыре года, прежде чем в 2010 году FDA подтолкнуло Hyland’s к изменению формулировки своих средств защиты.За семь лет, прошедших с тех пор, постоянно поступали сообщения о побочных эффектах, связанных с гомеопатическими продуктами для прорезывания зубов Hyland.

«Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов может нанести им удар», — сказала Сара Соршер, юрист некоммерческой организации Public Citizen Health Research Group. «Но это не так. В тот момент, когда вас госпитализируют и сообщают о смерти, для агентства просто неприемлемо откладывать принятие мер «.

Представитель FDA защитила решение этого вопроса агентством.

«Важно отметить, что, хотя отчеты о побочных эффектах дают нам некоторую информацию о продукте и серьезных травмах или смертельных случаях, связанных с использованием определенного продукта, они часто указывают на ситуации, требующие дополнительного анализа, и не являются убедительным доказательством наличия проблемы с продукт », — говорится в заявлении пресс-секретаря Линдси Мейер.

Несмотря на то, что FDA затруднилось доказать, что продукция Hyland наносит вред детям, некоторые врачи не сомневались.

По делу 462749 от сен.15 ноября 2011 года врач прислал Хайленду рукописную записку, в которой говорилось, что его пациентка, 5-месячная девочка, не отвечала на лечение в течение 45 минут после приема таблеток для прорезывания зубов.

«Я уверен, что это не аллергическая реакция», — написал он. «Я хотел бы, чтобы вы сообщили об этом, нашли контакт в FDA, чтобы мы могли начать расследование и убрать этот опасный, нерегулируемый продукт с полок».

Одна мать написала в компанию, что зрачки ее сына расширились «как шарики с большими черными глазами.Другая описала судороги, которые у ее дочери продолжались после приема таблеток, и сказала компании: «Ненавижу ненавижу тебя за это».

Промышленный гигант в гигантской отрасли

Hyland’s и ее материнская компания Standard Homeopathy Co. считаются крупными игроками на рынке гомеопатии. Генеральный директор Джон П. Борнеман происходит из семьи, которая занимается этим бизнесом на протяжении нескольких поколений, и является президентом отраслевой группы, издающей гомеопатическую фармакопею, сборник, который служит библией отрасли.

Компания продает десятки товаров для снятия боли, стресса, проблем со сном, аллергии, гриппа и других болезней.

Как и все гомеопатические препараты, продукты Hyland основаны на теории, согласно которой пациенты могут получить пользу от сильно разбавленных натуральных веществ, которые в своей первоначальной форме могут вызывать у людей заболевания.

Несмотря на отсутствие научных доказательств того, что гомеопатические средства работают, они повсеместны.

Гомеопатия превратилась в многомиллиардную отрасль.Ее продукция продается во всем мире и пользуется популярностью у приверженцев от Шер до принца Чарльза. Отрасль также имеет политическое влияние: за эти годы она смогла освободиться от многих правил, предложенных Конгрессом и FDA.

В отличие от лекарств, производимых фармацевтическими компаниями, гомеопатические продукты не должны доказывать свою эффективность при лечении чего-либо конкретного, прежде чем поступать на рынок. Подразделению лекарственных средств FDA остается определять, являются ли они небезопасными после того, как они появятся на рынке — трудная задача, поскольку отчеты о нежелательных явлениях обычно считаются отражающими лишь часть фактических происшествий и могут не иметь достаточной информации для тщательного анализа. расследования.

«Если я работаю в отделении неотложной помощи, и у меня есть семья, которая приходит с новорожденным, у меня может не хватить средств, чтобы получить историю использования гомеопатических средств», — сказал д-р Эдвард В. Бойер, токсиколог из больницы. Отделение неотложной медицины Гарвардской медицинской школы.

В некоторых случаях родители предполагают, что продукты, описанные как натуральные средства, как в случае с таблетками и гелями Hyland, не могут вызвать осложнения, и никогда не упоминают об их использовании врачу.Без достаточных доказательств проблемы FDA не хватает того, что ему нужно для использования инструментов правоприменения, которые у него есть.

Для Каринны Тэлботт, 26-летней матери из Колорадо-Спрингс, тот факт, что продукты для прорезывания зубов Hyland были помечены как «натуральные», заставил ее понизить бдительность.

«Когда у нашего четвертого ребенка появились зубы и в три месяца у него начались прорезывания зубов, мы подумали:« Хорошо, что мы можем сделать, чтобы ему немного помочь? »- сказал Тэлботт. «Кто-то рассказал нам о таблетках для прорезывания зубов, и мы подумали:« Попробуйте.’’ ’

По ее словам, вскоре после того, как ее сын начал принимать таблетки, у него начали подергиваться руки.

«Мы не сравнивали это с таблетками для прорезывания зубов», — сказал Тэлботт. «И его симптомы ухудшились, перешли на руки и ноги. Иногда все происходило вместе ».

Тэлботт сказала, что ее врач сначала не знал причины. Но когда ему перестали давать таблетки, прекратились и приступы.

«Невролог сказал, возможно, он был немного чувствителен к продуктам в таблетке для прорезывания зубов.”

«Смертельный паслен»

При исследовании продуктов для прорезывания зубов Hyland FDA сосредоточило внимание на ингредиенте, известном как атропа белладонна, трава, в просторечии известная как «смертельный паслен».

Предполагается, что в разбавленном виде вещество не представляет опасности для здоровья. Однако в 2010 году инспекторы FDA, осматривавшие объекты Hyland, раскритиковали компанию за некачественные производственные практики и обнаружили несоответствующие уровни содержания атропы белладонны в ее продуктах.

Агентство выпустило публичное предупреждение, отметив «сообщения о серьезных побочных эффектах у детей, принимающих этот продукт, которые соответствуют токсичности белладонны.”

Он также отметил, что «младенцы очень восприимчивы к нейротоксичности лекарств» из-за того, как организм распределяет лекарства и реагирует на них, и отметил, что «всасывание красавки из кожи и рта было довольно быстрым. «

Компания добровольно сняла продукты с полок и согласилась изменить их состав, хотя и настаивала на том, что они безопасны.

«Мы посчитали, что поступили правильно, чтобы родители не беспокоились о продукте», — сказала Борнеман, пресс-секретарь.

Но количество серьезных побочных эффектов, связанных с продуктами, FDA продолжало расти. Некоторые педиатры и неврологи пришли к выводу, что причиной были таблетки и гели. Многие родители писали в FDA с обвинениями, спрашивая, почему таблетки все еще продаются.

«У моего сына было 3 таблетки для прорезывания зубов Hyland», — сообщила FDA мать 13 февраля 2012 года, отметив, что продукт, по-видимому, вызвал несколько приступов. «Я шокирована растущей популярностью этого продукта и незнанием родителей, а также отсутствием предупреждений на этикетках.Родители должны быть предупреждены об этом продукте, если он собирается остаться на прилавках !!!! Пожалуйста сделайте что-нибудь!»

В сентябре 2016 года FDA объявило, что расследует больше сообщений о побочных эффектах, и рекомендовало потребителям прекратить использовать Hyland и другие гомеопатические продукты для прорезывания зубов и утилизировать любые имеющиеся у них. Некоторые магазины, в том числе Target и CVS, которые продавали Hyland и другие гомеопатические продукты для прорезывания зубов, отозвали их в ответ.

FDA также попросило Hyland’s снова отозвать свою продукцию.Но на этот раз компания Hyland’s стояла на своем, и у агентства нет полномочий требовать отзыва гомеопатических продуктов.

Борнеман сказал, что «программа фармаконадзора» компании, система проверки безопасности продуктов, запущенная после 2010 года, является доказательством того, что лечение безопасно.

«Гомеопатическое лекарство имеет очень большой запас прочности», — сказала она. «Наши испытания подтверждают, что ни в одной бутылке таблеток не содержится слишком много красавки».

В то же время компания решила прекратить производство таблеток для прорезывания зубов.В открытом письме клиентам Hyland’s говорится, что предупреждение FDA «создало путаницу среди родителей».

«Поставить вас в положение, когда вам придется выбирать, кому доверять перед лицом противоречивой информации, это обременительно и подрывает FDA», — заявила компания, настаивая на том, что продукты Hyland, в том числе те, которые у вас уже есть, безопасны для использования.

Несколько недель назад, 27 января, FDA выпустило еще одно предупреждение, в котором говорилось, что лабораторный анализ таблеток для прорезывания зубов Hyland обнаружил уровни белладонны, «иногда намного превышающие количество, указанное на этикетке.Агентство предупредило потребителей не использовать продукты и немедленно обращаться за медицинской помощью, если у их ребенка возникают судороги, затрудненное дыхание, летаргия, мышечная слабость или другие проблемы после использования гомеопатических продуктов для прорезывания зубов.

FDA также заявило, что нет никаких доказательств того, что они действительно работали.

Трещины в авторитете FDA

Учитывая опасения по поводу токсичных уровней белладонны и огромное количество случаев побочных эффектов, некоторые критики — и родители — говорят, что FDA должно было действовать быстрее в случае с Hyland’s.

Но они также признают, что этот эпизод подчеркивает недостатки регулирующей власти агентства, когда дело касается гомеопатических продуктов. Не существует установленной математической формулы или официального стандарта, который бы прописал, сколько больных или умерших детей должно быть заявлено, прежде чем FDA изымает инвентарь компании, налагает штрафы или закрывает ее.

Критики говорят, что тот факт, что гомеопатические продукты, как правило, сильно разбавлены, держал их в тени FDA.

«Он находится на последнем месте в их списке приоритетов», — сказал д-р.Аарон С. Кессельхейм, который в прошлом году выступил соавтором статьи в Медицинском журнале Новой Англии по этой теме. «FDA в течение долгого времени просто отказывалось от гомеопатических продуктов, потому что они в основном инертны и очень разбавлены. Вред происходит из-за того, что люди тратят деньги впустую или отвлекают их от того, что действительно работает ».

В случае с некоторыми продуктами Hyland, однако, Кессельхейм считает, что токсичные уровни белладонны представляют собой серьезную проблему с безопасностью, возлагая на FDA ответственность за реагирование.

Одна из проблем, с которыми сталкивается FDA при этом, заключается в укомплектовании персоналом: в агентстве есть медицинский сотрудник, который просматривает каждый отчет от производителей, но у него нет кого-то, кто мог бы регулярно следить за пациентом, семьей пациента или врачом для отсутствующие записи, необходимые для принятия серьезных принудительных мер.

«Справедливо ли критиковать FDA за разрыв во времени с 2010 года по настоящее время?» говорит Патриция Зеттлер, бывший советник FDA и доцент права в Университете штата Джорджия.«Я думаю, что агентство находится в тяжелом положении с такими продуктами и сообщениями о побочных эффектах в целом. Они не обязательно являются точным указанием на то, что что-то происходит с наркотиками ».

«Тем не менее, — добавил Зеттлер, — похоже, что это продукт, которым было обеспокоено агентство. Трудно разобрать, было ли достаточно двух сообщений об изъятиях, трех или 10. Агентство должно найти баланс между быстрыми действиями в соответствии с информацией о безопасности и не слишком острой реакцией на то, что на самом деле может быть вызвано не продуктом.”

Соршер из

Public Citizen сказал, что на рассмотрение уголовных дел требуются годы, поэтому FDA предпочло бы добровольное соблюдение закона.

«У них нет механизма, чтобы сказать:« Этот ингредиент небезопасен, никто не должен его продавать », — сказала она. «Возможно, пришло время Конгрессу дать FDA стандарт и сказать, что вы можете издать постановление о том, что никто больше не может этого делать».

Возмущенная противостоянием между FDA и Hyland’s, Демократическая Республика Коннектикут Роза ДеЛауро представила на прошлой неделе закон, названный Законом об отзыве небезопасных лекарств. Предложение предоставит FDA полномочия по обязательному отзыву гомеопатических продуктов и лекарств.

«Отказ Hyland отозвать свои таблетки для прорезывания зубов, несмотря на многочисленные предупреждения о здоровье и безопасности со стороны FDA, является совершенно постыдным», — сказал ДеЛауро, добавив, что компания «вместо этого делает ставку на прибыль и репутацию компании, а не на безопасность наших детей. ”

«В настоящее время FDA придется пройти сложный юридический процесс, чтобы принять меры против таких производителей, как Hyland’s.Это неприемлемо и угрожает здоровью и безопасности американских семей ».

Для родителей Case 10723317 любое действие будет слишком поздно. Мать сообщила, что 9 июля 2014 года ее 9-месячная дочь умерла после того, как ей впервые дали раздавить две таблетки для прорезывания зубов. Она дала своему младенцу таблетки, затем бутылку и оставила ее спать. Когда она проверила ее через 45 минут, она была мертва в своей кроватке рядом с лужей рвоты.

Пять месяцев спустя, прочитав онлайн-отчеты, в которых говорится, что у детей могут возникать судороги после приема белладонны, она связалась с Hyland’s.

«Заказчик не запрашивал возврат или замену», — отметил сотрудник Hyland, который подал отчет в FDA. Hyland’s также отметила, что не смогла протестировать бутылку, потому что покупатель выбросил ее.

«Из-за ограниченности информации, предоставленной репортером, дальнейшее расследование этого инцидента невозможно», — заключила компания.

Айк Светлиц предоставил репортаж.

Переиздано с разрешения STAT.Эта статья впервые появилась 21 февраля 2017 г.

Спрос и предложение на рынке для младенцев

Произнесите слово «рынок», и что вам придет в голову? Финансовые рынки, может быть, или супермаркеты. Есть рынки недвижимости, рынки подержанных автомобилей, рынки, заполненные фермерами, продающими стручковые бобы и сыр. Но рынок человеческой фертильности — спермы, яйцеклеток, гормонов, суррогатных матерей, эмбрионов? Младенцы или средства для их изготовления не должны продаваться. Их нельзя покупать.Не предполагается, что для них установлены фиксированные цены.

Но есть — это рынок для младенцев, который простирается по всему земному шару и охватывает сотни тысяч людей. Этот рынок не работает, как рынки стручковой фасоли или ипотеки. Его высокие цены более устойчивы, чем обычные корректировки спроса и предложения, которые обычно производятся, он никогда не может полностью обеспечить все желаемые товары, а роль прав собственности — основы большинства современных рынков — остается либо неоднозначной, либо оспариваемой.

То, что создало этот рынок, — это глубокий и постоянный спрос со стороны людей, лишенных благ воспроизводства, наряду с широким и постоянно увеличивающимся предложением способов рождения детей, когда природа оказывается недостаточной. Сюда входят такие предприятия, как коммерческие клиники по лечению бесплодия и фармацевтические компании, которые продают свои товары на этом рынке, часто взимая при этом огромные суммы. В 2001 году почти 41 000 детей в США родились в результате экстракорпорального оплодотворения (ЭКО).Примерно 6000 появилось из пожертвованных яиц; почти 600 были перенесены в суррогатных или арендованных утробах.

Некоторые люди сетуют на само существование этой детской торговли, настаивая на том, что воспроизведение — как любовь или честь — никогда не должно продаваться. Некоторые утверждают, что передовая наука о репродукции нарушает законы природы и унижает всех участников. Тем не менее, детский бизнес жив, процветает и продолжает расти. И спрос на него настолько широко распространен и силен, что любые попытки искоренить его почти наверняка потерпят неудачу или нанесут вред.Если бы торговля детьми перешла к модели донора, например, к модели, управляющей органами, она, вероятно, столкнулась бы с сопоставимым дефицитом: меньшее количество женщин, желающих сдавать яйцеклетки, меньшее количество суррогатных матерей и меньшее количество сперматозоидов. В то же время, вероятно, возникнет черный рынок этих компонентов, так же как и почек и других жизненно важных органов. Точно так же, если бы правительства полностью запретили торговлю, люди, отчаянно нуждающиеся в детях, стали бы изо всех сил искать нелегальных поставщиков, подвергая себя юридическому и медицинскому риску.Более того, в отличие от незаконной торговли, такой как наркотики или проституция, детский бизнес создает продукт — детей для людей, которые хотят их, — что по своей сути является хорошим. Рынок может вызывать у людей дискомфорт, но он более эффективен, чем альтернативы, и обеспечивает неоценимую ценность для тех, кто решает совершить покупку.

Тем не менее, Соединенные Штаты являются единственной крупной страной в мире, национальное правительство которой решило не решать сложные вопросы справедливости, доступа и затрат, которые возникают из-за торговли детьми.Федеральное правительство крайне осторожно относилось к наложению ограничений на высокотехнологичное рождение ребенка, предпочитая позволить судам, рынкам или законодательным органам штатов разобраться во всем. (См. Выставку «Правила, положения и серая зона».)

Частично это сопротивление может быть связано с типичной реакцией Америки на невмешательство в отношении развивающихся рынков. В отличие от своих европейских коллег, правительство США исторически не желало сдерживать быстрорастущие высокотехнологичные рынки и отрасли.Например, индустрия мобильных телефонов и Интернета в США возникла на в значительной степени дерегулированных рынках.

В сфере детского бизнеса нежелание законодателей регулировать усугубляется глубоким страхом перед религиозными или этическими проблемами. Поскольку дебаты по поводу абортов в Соединенных Штатах вызывают такие разногласия, политики избегают проводить какие-либо политические программы, которые хотя бы слегка касаются их. В результате отсутствует национальная политика в отношении ЭКО, которая требует создания и часто отбрасывания эмбрионов; ни один из них не касается генной инженерии; и ни одного о допустимости преимплантационной генетической диагностики (ПГД), которая включает исследование эмбриона на наличие признаков генетического заболевания перед его имплантацией в матку.

Другие страны гораздо более ясны. В Израиле, например, вспомогательная репродуктивная технология преподносится как национальное благо. Соответственно, Израиль разрешает (и лишь слегка регулирует) большинство форм высокотехнологичного воспроизводства и оплачивает лечение бесплодия супружеской паре до тех пор, пока у пары не появится двое детей. В Германии глубоко укоренившаяся осторожность в отношении генетических манипуляций проявилась в более строгом законодательстве: запрет на передачу яйцеклеток, суррогатное материнство и PGD. А в Великобритании есть агентство, Управление по оплодотворению человека и эмбриологии, которое наблюдает за всеми аспектами репродуктивной торговли Великобритании.Он лицензирует и контролирует все клиники ЭКО, устанавливает предельные цены на донорство яйцеклеток и оценивает заявки на ПГД.

В США такая власть почти наверняка подвергнется нападкам. Как сказала мать новорожденных близнецов старше 50 лет: «У меня были дети. Я заплатил за своих младенцев. Я могла позволить себе своих детей. Почему это сложнее? » Сходные (хотя, возможно, более тонкие) настроения высказывают многие практикующие специалисты в сфере фертильности, которые опасаются, что регулирование их торговли может стать дорогостоящим, громоздким и несправедливым.Один видный специалист утверждает, что любое регулирование замедлит медицинский прогресс в его области: «Мы смогли плыть под видимостью регулирующих органов», — отмечает он. «Если бы мы находились под пристальным вниманием, многие шаги были бы запрещены».

Хотя американские специалисты по фертильности в целом, кажется, рады оставаться в серой зоне саморегулирования, история технологического развития в других чувствительных отраслях предполагает, что некоторое расширение доступности и введение прав собственности, правил и институциональной политики сделают ребенка Торговля более восприимчива к социальным, медицинским и этическим проблемам, возникающим в результате ее научных исследований.В настоящее время у поставщика медицинских услуг, фармацевтической компании, клиники репродуктивного здоровья или банка спермы нет особых причин бороться с этими проблемами. Например, должны ли быть установлены возрастные ограничения на лечение бесплодия? (Самые прибыльные пациенты клиник по лечению бесплодия — те женщины, которые с наименьшей вероятностью могут забеременеть.) Должны ли новые процедуры подлежать строгим протоколам тестирования? Следует ли контролировать или ограничивать множественные роды, которые часто возникают в результате множественных имплантаций, направленных на повышение вероятности жизнеспособности хотя бы одного эмбриона?

В отсутствие давления извне рынок будет пытаться удовлетворить большинство желаний клиентов в интересах создания нового бизнеса.Да, 63-летняя женщина может выбрать ЭКО. Да, семья с дочерью имеет право гарантировать, что ее следующим ребенком будет сын. Да, пара может рожать пятерых в результате ЭКО. И, возможно, эти люди действительно должны иметь эти свободы. Но можно возразить, что рынки не отвечают на эти вопросы лучше всего. Что происходит, когда 63-летняя женщина подает в суд на клинику репродуктивного здоровья о возмещении ущерба из-за того, что она родила сильно деформированного ребенка? А что, если больницы и страховые компании откажутся покрывать расходы на пятерых детей? В отсутствие общепринятых руководящих принципов частные фирмы и независимые врачи, скорее всего, переложат на остальную часть общества издержки, связанные с решениями, которые они не полностью уполномочены принимать.

Что за рынок?

Вполне возможно представить себе репродуктивный рынок в Соединенных Штатах как небольшой анклав науки. Рынок не имеет отношения к 85–90% населения, то есть для тех, кому посчастливилось зачать детей по старинке. Таким образом, почти по определению он не должен иметь общих черт, характерных для рынков картофельных чипсов, кроссовок или даже общих медицинских услуг. Это нишевый рынок, который вряд ли выйдет за пределы небольшого сегмента клиентов.Более того, большинство этих потенциальных клиентов никогда не прибегают к каким-либо формам лечения: только 36% бесплодных женщин в Соединенных Штатах обращаются за медицинской помощью для зачатия, 15% используют лекарства от бесплодия, 5,5% используют искусственное оплодотворение и только 1% пытаются ЭКО или другие высокотехнологичные методы лечения.

Те, кто действительно выходит на рынок, явно богаче и образованнее, чем в среднем, платя 12 400 долларов за средний цикл экстракорпорального оплодотворения, 3500 долларов за PGD и до 50 000 долларов за яйца избранных женщин из Лиги плюща.Фирмы, которые обслуживают эту клиентуру, высококонцентрированы и прибыльны. Например, на мировом рынке спермы доминирует небольшое количество крупных и прибыльных фирм. Так же обстоит дело и с гормонами, которые женщины принимают, чтобы вызвать овуляцию. Такие производители, как Serono и Organon International (дочерняя компания Akzo Nobel), сталкиваются с ограниченной конкуренцией и почти без понижательного давления на цены. Брокеры по продаже яиц и центры фертильности — новые участники рынка, но, похоже, уже развиваются по аналогичному курсу, при этом более мелкие центры объединяются в сети, такие как Integramed America, а более крупные центры, такие как Boston IVF, получают значительную прибыль от масштаба.

Тем не менее, опыт за пределами Соединенных Штатов и в других отраслях показывает, что торговля продукцией фертильности в США может пойти по совершенно иному пути, который охватывает более крупный рынок в обмен на существенно более низкие цены и небольшое регулирование. Даже если цены будут ограничены ниже текущего уровня, рост спроса может значительно компенсировать любое понижательное давление на прибыль в расчете на одного клиента. Точно так же усиление регулирования клиник репродуктивного здоровья вполне может расширить рынок репродуктивных услуг и сделать отрасль более безопасной и справедливой.В Дании, где государство гарантирует три бесплатных цикла ЭКО всем бесплодным женщинам в возрасте до 40 лет, спрос на лечение широко распространен: в 2001 году 3,9% всех датских младенцев воспользовались вспомогательной репродуктивной системой по сравнению с менее чем 1% в Соединенные Штаты. В Англии и Израиле государственное финансирование также снизило цену и расширило спрос на лечение.

Более строгое регулирование клиник по лечению бесплодия могло бы расширить рынок репродуктивных услуг и сделать отрасль более безопасной и справедливой.

Последние события также предполагают, что спрос на лечение бесплодия вскоре может выйти за пределы бесплодного населения. Всего за последние несколько лет здоровые молодые женщины начали требовать таких услуг, как Extend Fertility, которые обещают заморозить их яйца в качестве преграды от позднего брака или продолжительной карьеры. Солдаты уже могут заморозить свою сперму перед тем, как отправиться на войну, а гомосексуальные пары могут использовать вспомогательную репродукцию, чтобы зачать и родить потомство, которое генетически связано с обоими родителями.Такие приложения могут добавить миллионы клиентов в торговлю рождаемостью, но только если цены упадут, доступ расширится и правила будут установлены.

Рынок фертильности вполне может следовать схеме в таких отраслях, как персональные компьютеры и DVD-плееры, где товары, которые изначально считались предметами роскоши, со временем перекочевали на массовый рынок.

Это расширение не должно мешать темпам научного прогресса. Ибо, хотя исследователи из США, финансируемые из частных источников, внесли значительный вклад в зарождающуюся науку о вспомогательных репродуктивных технологиях, так же поступают и исследователи из Великобритании, Франции, Израиля и Австралии, где клиники по лечению бесплодия и доступ к услугам по лечению бесплодия регулируются гораздо более жестко, чем в США. Соединенные Штаты.Рынок вполне может следовать схеме в таких отраслях, как персональные компьютеры и DVD-плееры, где товары, которые изначально считались предметами роскоши, со временем перекочевали на массовый рынок, принося своим производителям доходы для финансирования дальнейших инноваций.

Лучший рынок

Если мы хотим, чтобы торговля детьми превратилась в более широкий и нормальный рынок, ей также необходимо будет получить хотя бы некоторое подобие прав собственности. Определение этих прав не решит глубоких моральных проблем, которые поднимает этот рынок.Они определенно не ослабят беспокойства тех, кто рассматривает репродуктивную медицину как шаг к превращению детей и семей в товар. Но права собственности могли бы, по крайней мере, обеспечить основу для обсуждения и, как минимум, прояснения того, кто имеет право создавать, удалять, имплантировать и обменивать эмбрионы. Подобные руководящие принципы могут легко охватывать компонентную сторону рынка, разъясняя права собственности на яйцеклетки, сперму и матку. Поддерживаемая правилами и политикой, торговля фертильностью будет иметь больше шансов на рождение счастливых, здоровых детей, более стабильно и с меньшими затратами для родителей, которые так отчаянно хотят их.

Определение прав собственности не решит глубоких моральных проблем, которые поднимает этот рынок. Но это может обеспечить основу для выяснения того, кто имеет право создавать, утилизировать, имплантировать и обменивать эмбрионы.

Экономисты давно утверждают, что права собственности критически важны для любой современной рыночной экономики, это первый шаг в долгом и зачастую трудном пути к коммерческому развитию. Если люди хотят, чтобы на их столах был хлеб, фермерам нужно знать, что выращенная ими пшеница будет их продавать.Если должны развиваться высокотехнологичные отрасли, такие как программное обеспечение или биотехнология, фирмы, инвестирующие в эти технологии, должны знать, что они могут окупить свои инвестиции, выпуская полученные продукты на рынок.

Экономисты давно утверждают, что права собственности критически важны для любой современной рыночной экономики. Однако в детском бизнесе с оборотом в 3 миллиарда долларов таких прав практически не существует.

Однако в детском бизнесе стоимостью 3 миллиарда долларов таких прав практически не существует.Рассмотрим два случая. В 2003 году пожарный на пенсии подал в суд на бостонскую клинику по лечению бесплодия за имплантацию его бывшей жене, вопреки его возражениям, эмбрионов, которые пара произвела ранее. А в феврале 2005 года супружеская пара из Чикаго подала в суд на местную клинику за выброс эмбрионов, замороженных пятью годами ранее.

Пожарный предположил, что эмбрионы, которые он помог создать, принадлежат ему. Его бывшая жена предположила, что они принадлежат ей. Если бы «собственность» была чем угодно, но только не зародышем, суды Массачусетса могли бы довольно легко разрешить спор: разведенная пара могла бы разделить оспариваемый совместный счет в банке, скажем, или продать машину.Но эмбрион нельзя разделить. Что еще более важно, суд, который рассматривал дело, даже не хотел рассматривать его как имущественный вопрос. Вместо этого присяжные решили, что клиника должна была получить письменное согласие отца, и соответственно присудили ему компенсацию за алименты.

В деле Чикаго клиника утверждала, что она по ошибке уничтожила собственность; истцы утверждали, что в клинике были убиты их дети. Суды попросили решить: был ли эмбрион собственностью или человеческое существо? Следует ли рассматривать его отчуждение как уничтожение имущества или прекращение жизни? Первый судья отклонил жалобы супругов на смерть в результате противоправных действий, но второй принял их.Когда эта статья была опубликована, дело все еще рассматривалось в правовой системе Иллинойса.

Как мы можем разрешить эти дела без некоторых общих убеждений относительно прав собственности или договорных прав? Владеют ли родители производимыми ими эмбрионами? Есть клиники? Или они собственность государства? Имеют ли замороженные эмбрионы право на рождение (в этом праве в настоящее время отказано другим имплантированным эмбрионам)? Или, если они неисправны, право не рождаться? Имеют ли они право не использоваться для исследований? Унаследовать вещи? В этом отношении, имеет ли донор спермы какие-либо права в отношении потомства, которого он является генетическим отцом? Есть ли у него обязанности? А как насчет донора яйцеклеток? Или суррогатная мать? Если у младенца есть три потенциальных матери (донор яйцеклеток, суррогатный носитель и предполагаемая мать), как суд решает, кому отдать предпочтение?

Система контрактов и прав собственности — даже элементарная — могла бы внести некоторую ясность в эту путаницу.Он может определять не только то, кто имеет права на какие формы генетического или социального потомства, но и при каких условиях эти права могут быть расширены. Он может установить законом не обязательно, кто владеет собственником и конкретного ребенка, но кто имеет право или обязанность воспитывать этого ребенка.

Установление режима прав собственности на сперму, например, должно быть относительно простым. Законы могут установить, имеют ли мужчины какие-либо постоянные права на детей, рожденных их спермой, и могут ли (и при каких условиях) эти дети раскрыть свое генетическое наследие.Аналогичные правила могут распространяться на яйца и, что несколько сложнее, матки. Можно было представить себе режим, который работал следующим образом. Доноры-женщины (или суррогаты) могут с самого начала договориться о том, какие отношения будут существовать между ними и возможным ребенком. Тогда они будут четко знать, какие права у них есть в отношении этого ребенка и какие решения они должны принимать. Теоретически такая система могла бы включать положения из мира усыновления, включая обязательный период ожидания после рождения ребенка, в течение которого биологическая мать (или донор яйцеклеток) сохраняла бы все права на ребенка.Однако, как только она согласится отказаться от ребенка, она утратит все последующие права на воспитание ребенка.

Система прав собственности может также определять пределы рынка, отделяя те элементы — сперму, яйцеклетки, — которые могут быть проданы или, в случае маток, сданы в аренду, от тех, которые не могут. В частности, это могло бы провести более четкую грань между компонентами воспроизводства и самими младенцами, гарантируя, что родители не получат выгоды от отказа от своего потомства. Мужчины по-прежнему могли продавать свою сперму, женщины могли получать компенсацию за разумные расходы на беременность, а посредники могли взимать плату за управление этим обменом.Но хотя матери и отцы могли отказаться от своего права воспитывать конкретного ребенка, они не могли продавать свои родительские права другим. По сути, это тонкая грань, которая уже существует — и в целом работает — в области принятия.

Обратите внимание, что в системе этого типа потенциальное потомство не будет рассматриваться как собственность как таковая. За них не будут торговаться или продаваться, и их человечность никогда не будет поставлена ​​под сомнение. Вместо этого участники рынка будут наделены чувством порядка и предсказуемости, набором норм, которые предписывают поведение и устанавливают пределы приемлемости.Эти нормы позволят людям совершать сделки более безопасно и заранее знать правила. Создание прав собственности на детский бизнес не превратит, как утверждают критики, детей в товар, а матерей — в детские машины. Это не запятнало бы репродуктивную функцию и не превратило бы интимные отношения в финансовые. Вместо этого права собственности помогли бы кодифицировать транзакции и процедуры, которые уже имеют место, и тем самым разрешить споры, которые слишком часто приводят к трагедиям.

За пределами прав собственности

Детский бизнес, управляемый системой прав собственности, является важным промежуточным этапом, который внесет ясность и предсказуемость на рынок.Однако введение этих прав не скажет нам, какие части этой новой технологии приемлемы и для кого. Следовательно, обществу также необходимо решить, насколько родители могут контролировать зачатие и генетический состав своего ребенка и за какую часть общества зачатия должно платить. Это чрезвычайно трудный выбор Соломона. Однако на данный момент мы делаем их исключительно специальным образом — в зависимости от конкретного штата, местной судебной системы и финансов вовлеченных лиц.Намного лучшим подходом было бы для американцев решить как общество, что мы считаем приемлемым в торговле детьми. Удобно ли разрешать коммерческий обмен для продолжения рода? Готовы ли мы позволить родителям и их врачам манипулировать эмбрионами, которые станут их потомством? Как мы определим, какие процедуры продвигают сделку слишком далеко? Любой человек, в том числе и этот автор, вероятно, будет иметь твердые взгляды по каждому из этих вопросов. Но процесс здесь гораздо важнее любого набора выводов.Американцам необходимо обсудить эти вопросы. Потому что без такого процесса мы никогда не сможем выработать стратегию регулирования, которая останется неизменной.

По общему признанию, политика этого процесса будет жесткой. Американцы могут никогда не прийти к согласию по моральным вопросам, связанным с торговлей детьми, или по правилам, которыми она должна руководствоваться. Но если мы разделим эту дискуссию на несколько управляемых частей, думая о детском бизнесе с точки зрения принципов, а не проблем или технологий, мы сможем найти путь к консенсусу и, таким образом, к эффективной политике.В дебатах о том, как сделать детский бизнес эффективным и достойным, следует рассмотреть пять областей.

Доступ к информации

Большинство американцев рассматривают информацию как общественное благо. Мы рады, что правительство предоставляет его бесплатно (или требует от других делать это), и мы считаем, что другие также должны иметь доступ к информации. Этот набор предпочтений особенно силен в вопросах, касающихся здоровья и безопасности, что объясняет, почему в Соединенных Штатах давно существуют предупреждающие надписи на потребительских товарах и информация о дозировках лекарств.Применять это предпочтение к области репродуктивной медицины было бы относительно просто. Это просто предложило бы легкомысленный режим регулирования, при котором поставщики вспомогательных репродуктивных услуг должны будут информировать потенциальных клиентов о затратах, преимуществах и потенциальных опасностях своих услуг. Впоследствии правительство может принять решение агрегировать некоторые из этих данных или заказать дополнительные исследования долгосрочных рисков. В любом случае основная идея состояла бы в том, чтобы определить, какая информация важна для здоровья и безопасности американского населения, а затем предоставить ее.

Уже определены основные положения таких положений. В 1992 году Конгресс принял Закон о показателе успешности и сертификации клиник по лечению бесплодия, который требует от клиник по лечению бесплодия предоставлять основную статистическую информацию в Центры по контролю за заболеваниями. В 2004 г. Совет по биоэтике при президенте рекомендовал более строгие меры наказания для клиник, не сообщающих свои данные, и рекомендовал проводить лонгитюдные исследования детей, рожденных в результате вспомогательной репродукции. Если американцы решат, что им нужно больше информации об эффектах высокотехнологичного зачатия ребенка — о влиянии гормонального лечения, например, или стоимости труда и родов для матерей старше 40 лет, — можно было бы аналогичным образом опубликовать различного рода данные требуется.

Собственный капитал.

Соединенные Штаты гарантируют детям равное образование и предоставляют всем гражданам равную защиту в соответствии с законом. Хотя нет никаких гарантий равного доступа к медицинскому обслуживанию, американцы во многих ситуациях применяют понятие справедливости к медицинской сфере: например, донорские почки могут получить даже самые бедные пациенты, а бесплатное дородовое наблюдение расширено в соответствии с законом и регулирование, почти для всех женщин. Подобным образом можно было бы рассмотреть различные аспекты торговли детьми.Законодательные органы могут, например, принять решение признать бесплодие (при определенных условиях) заболеванием и потребовать, чтобы лечение было справедливо распределено между его больными. Или они могут решить, что иметь детей — это основное право, и поэтому общество должно найти способ предоставить хотя бы одного ребенка каждому, кто хочет быть родителем.

Обратите внимание, что принцип справедливости не определяет конкретный результат политики. Вместо этого он предоставляет относительно аккуратный способ подвести итоги беспорядочной и сложной дискуссии.Что такого такого в воспроизводстве, что общество могло бы хотеть справедливо распределять? Это беременность? Ребенок генетически связан с обоими родителями? Просто шанс стать отцом? Если это первый из этих вариантов, то его реализация будет включать предоставление услуг вспомогательного оплодотворения всем видам потенциальных родителей и либо субсидирование, либо возмещение затрат. Если это второе, то налогоплательщикам не нужно будет покрывать формы воспроизводства, связанные со сторонними сперматозоидами или яйцеклетками. А если это третье, граждане, вероятно, захотят, чтобы политика была предпочтительнее лечения бесплодия, а не усыновления.И все же логика в этих случаях точно такая же. Как общество, мы должны подумать о том, что мы хотим распределять на справедливой основе. Затем нам нужно решить, как осуществить это распространение и покрыть его неизбежные расходы.

Законность.

В то время как детский бизнес полон родителей, которые не получают желанных детей, некоторые клиники и посредники, возможно, зашли слишком далеко в погоне за младенцами. Таким образом, центральный вопрос заключается в том, где провести грань между законной и незаконной практикой.В настоящее время существует несколько законов в этой области, и мало политиков, готовых заниматься вопросом, затрагивающим как вопрос об абортах, так и глубоко укоренившиеся желания тех, кто, скорее всего, будет затронут какими-либо ограничениями или запретами. Тем не менее, даже в этой интимной сфере американцы могут подумать, где в детском бизнесе они хотят ограничить либо технологии, либо выбор родителей. Некоторые из этих строк уже существуют. Например, клонирование в репродуктивных целях категорически запрещено в США.То же самое и с переносом цитоплазмы — процессом, при котором донорская цитоплазма используется для обновления яйцеклетки пожилой женщины. Другие законы США запрещают биологическим матерям продавать своих детей и определяют законные границы компенсации. Американцы могли бы, если бы захотели, провести аналогичные линии в других областях детского бизнеса, явно ограничивая выбор родителей или доступность технологий.

Стоимость.

В детском бизнесе даже частные транзакции могут повлечь за собой расходы для остального общества.Возьмем, к примеру, детей, рожденных 25-летней Терезой Андерсон из города Меса, штат Аризона, в апреле 2005 года. Андерсон был суррогатом беременности, который за 15000 долларов согласился вынашивать ребенка для ландшафтного дизайнера Энрике Морено и его сына. 32-летняя жена Луиза Гонсалес. Чтобы увеличить вероятность беременности, врачи пересадили пять эмбрионов в утробу Андерсона. Все они выжили, и впоследствии Андерсон родила паре пятерых. Когда родились младенцы, средства массовой информации показали улыбающегося суррогата, счастливую пару и пятерых относительно здоровых младенцев.Однако эти младенцы были необычайно дорогими: затраты на роды почти наверняка превышали 400000 долларов. Гонсалес и Морено заплатили за зачатие этих детей, но потребители из США — за счет увеличения страховых взносов и расходов на больницу — тоже платят. Согласно одному недавнему исследованию, общая стоимость родов ребенка, рожденного посредством ЭКО, колеблется от 69 000 до 85 000 долларов. Если ребенок рождается от пожилой женщины, стоимость возрастает до 151–223 000 долларов. В таких случаях будущие родители оплачивают часть этих затрат — ЭКО, гормоны, многочисленные визиты к врачу, — но их сограждане также платят.(См. Выставку «Какая цена дети?»)

Общество также оплачивает расходы, которые накапливаются по мере взросления этих детей. В настоящее время около 35% родов в результате ЭКО и интрацитоплазматической инъекции сперматозоидов (ИКСИ), относительно распространенной процедуры при высокотехнологичной беременности, являются многоплодными. Хотя у большинства этих новорожденных все в порядке, значительная их часть рождается преждевременно или с недостаточным весом, что может обременять их проблемами в более позднем возрасте. Примерно 20% детей с низкой массой тела при рождении страдают тяжелыми формами инвалидности, а 45% нуждаются в программах специального образования.Таким образом, индивидуальный выбор в отношении продолжения рода порождает издержки для общества в целом, не говоря уже о самих детях.

В этих случаях американцы могут решить заплатить огромную стоимость вспомогательной репродукции и использовать технологии, которые требуют таких затрат. Или нет. Учет стоимости просто помогает сформировать политическую дискуссию. Поступая таким образом, он заставляет общество задуматься о том, насколько оно ценит различные результаты детского бизнеса. Если стоимость доставки пятерых детей чрезмерно высока, то, возможно, следует установить ограничение на количество эмбрионов, которые могут быть перенесены за один цикл ЭКО (в большинстве европейских стран такие ограничения уже есть).Если общие затраты на ЭКО младенцев будут сочтены слишком большими, тогда, возможно, доступ к технологии следует ограничить для клиентов, которые могут заплатить.

Выбор родителей.

Принимая решение зачать ребенка, родители должны принимать решения, которые варьируются от прозаических (подходящее ли время?) До глубоких: следует ли мне создать второго ребенка в надежде, что его или ее костный мозг может спасти меня? Во-первых, кто болеет лейкемией? Я слишком стар? Слишком плохо? Слишком одинок? С момента появления вспомогательных репродуктивных технологий американцы избегали вмешательства в этот выбор, полагая, что их права на неприкосновенность частной жизни и деторождение защищают практически все аспекты репродукции от вмешательства правительства.

Однако по мере расширения детского бизнеса становится все труднее поддерживать зону родительской конфиденциальности. Столкнувшись с затратами на рождение высокотехнологичных младенцев, на обучение детей с ограниченными возможностями и, возможно, на уход за подростками, осиротевшими престарелыми родителями, общество может с большей охотой устанавливать ограничения на то, кто и когда может воспользоваться вспомогательной репродуктивной системой.

Другие вопросы могут быть еще более неприятными. Следует ли обществу спокойно относиться к ситуации, когда соотношение полов изменяется по причине того, что поколение родителей, которые отдельно принимают личное решение зачать мальчика или девочку? Следует ли разрешить родителям манипулировать своим генофондом для получения потомства, которое будет выше, умнее или спортивнее, чем было бы в противном случае? Что, если клонирование станет реальным вариантом воспроизводства? В этот момент выбор для продолжения рода станет более чем личным.Они повлияют на самую суть того, как люди воспроизводят себя и свое общество.

Таким образом, по мере развития технологий деторождения общество может захотеть пересмотреть границы частной жизни и родительского выбора. Какой контроль должны иметь родители над судьбой своего потомства? И в каком контроле им следует отказать? Американцы уже проводят эти линии в более приземленных сферах. Например, в соответствии с законодательством США родители могут обучать своих детей дома, обучать их или отправлять их в любую из множества школ.Однако они не могут решить лишить своих детей образования. Точно так же, хотя родители могут подавать своим подросткам пиво или давать им оружие, они не могут позволить своим детям покупать пиво или ходить в школу с оружием. Также ограничиваются права родителей оказывать медицинскую помощь или отказываться от нее. Во всех этих случаях общество устанавливает четкие ограничения на то, что семьи могут делать и где желания родителей в отношении своих детей должны уступать интересам других.
• • •

По мере того, как меняющиеся демографические и социальные нравы сталкиваются с бурным развитием технологий, все больше и больше людей будут стремиться к товарам и услугам, которые позволяют им контролировать зачатие.Они захотят решить, когда они зачать и как зачать, и даже, все в большей степени, о характеристиках детей, которых они воспитывают.

Если этот рынок не выйдет из-под контроля, у общества есть только четыре варианта. Во-первых, это может оставить детский бизнес на произвол судьбы рыночных сил, позволяя только спросу и предложению определять его форму. В этом случае предложение увеличится, но выгодами будут пользоваться только богатые. Во-вторых, общество могло тщетно пытаться полностью запретить детский бизнес, решив, что его риски и присущее ему неравенство просто слишком велики.В-третьих, он может относиться к высокотехнологичному воспроизводству так же, как к трансплантации органов, позволяя науке процветать, но полностью удаляя ее с рынка. Однако давление общества с целью сохранения открытого рынка было бы почти непреодолимым; в отличие от органов живых или недавно умерших людей, запас яиц, маток и эмбрионов уже доступен, и игроки на месте.

Что оставляет нам действительно лучший и наиболее осуществимый вариант: американское общество должно решить, как регулировать торговлю детьми и как заставить рынок работать лучше и более справедливо.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за февраль 2006 г.

Младенцы и малыши: окончательные ответы на вопросы, связанные с экранным временем

Помимо грудного вскармливания, количество экранного времени, которое нужно уделять младенцам и малышам, должно быть одной из самых спорных проблем, с которыми сталкиваются молодые родители. С одной стороны, жесткая линия: никаких экранов для детей младше 2 лет! С другой стороны, те, кто просто говорит: «Почему бы и нет?»

Если вы один из многих молодых родителей, которых смущают и беспокоят экранные медиа, наберитесь духа.Многое из того, что вы, вероятно, слышали, — что любой экран — плохо, — не подтверждается исследованиями. Тем не менее, то, что лучше всего для младенцев, — общение с любящими опекунами, способность исследовать их миры и знакомство с языком — не может быть заменено экраном. Как и в большинстве случаев, ответы лежат где-то посередине. Вот подробное руководство по управлению фильмами, телевидением, Интернетом, приложениями, играми и многим другим.


Сколько экранного времени действительно нормально для детей младше 2 лет?
Некоторых родителей беспокоит, что показ их детей просмотру телевизора или экрана может быть опасным.Возьми это у нас; немного СМИ не повредит. Мы просто призываем родителей ограничивать время просмотра мультимедийных материалов для детей младше 2 лет или использовать средства массовой информации как средство развития и укрепления ваших отношений с ними. Самое главное, чтобы время, проведенное с экранами, не заменяло время, проведенное с любящим опекуном. Попробуйте идеи, представленные ниже, в небольшом количестве — скажем, 15 или 30 минут.

  • Изучайте новые слова, идеи, звуки и изображения в Интернете.
  • Покажите детям их фото и назовите части их лица.
  • Прокрутите все свои фотографии, назовите людей и поговорите о них.

Считается ли FaceTime или Skype с бабушкой экранным временем?
Видеочат с бабушкой и дедушкой — отличный способ наладить отношения между поколениями или наладить связь с родственником, которого нет вдали. Если вы считаете минуты экранного времени, видеочат следует исключить. На самом деле это ничем не отличается от разговора с членом семьи по телефону (и на самом деле легче привлекать младенцев и малышей, поскольку они могут реагировать на выражения лица лучше, чем только словесная речь).

Можно ли оставлять телевизор включенным, когда я с ребенком?
Это рискованно. Важное значение имеет ролевое моделирование здоровых медиа-привычек. Так называемое «фоновое телевидение» может привести к меньшему количеству взаимодействий с вашим ребенком и меньшему количеству разговоров, и то и другое оказывает реальное влияние на развитие ребенка. Изображение и тон того, что на экране, тоже проблематичны. Младенцы очень реально ощущают эмоции и переживания, исходящие от матери или от актеров на экране. Если вам нужно оставить телевизор включенным, отключите рекламу, избегайте контента для взрослых и постарайтесь как можно больше разговаривать и играть с ребенком.

У моей малышки истерика, если я не позволяю ей пользоваться моим iPhone.
Отвечайте, как на любую другую истерику, и используйте свои обычные последствия. Если передача телефона вошла в привычку, потребуется время, чтобы сдержать ее вспышки. Перейдите к совместному использованию телефона — например, покажите ей свои фотографии или вместе посмотрите короткие видеоролики — чтобы она привыкла к общему опыту. И начните показывать ей, как вы используете телефон как инструмент, а не как удовольствие. Как и во всем остальном, чего она хочет и не может иметь, с вашей помощью у нее разовьется способность успокаиваться.В какой-то момент она поймет «маминый телефон» и научится вежливо попросить его.

Мой малыш любит смотреть в Интернете короткие видеоролики с котятами и щенками. Это нормально?
Если вы наслаждаетесь ими вместе и довольно ограничены в сеансах просмотра (эти видео, как правило, затягивают вас дольше, чем планировалось), это звучит нормально. Ваш ребенок наслаждается близостью с вами не меньше, чем видео.

Расширьте возможности, посетив соседа с дружелюбной собакой, купив книги о детенышах животных и попрактиковавшись в звуках животных, которые только можно придумать.В этом возрасте вы хотите, чтобы медиа стали общим опытом и возможностью для обучения.

Что я должен знать, прежде чем показывать моему малышу ее первое телешоу?
Во-первых, подумайте, достаточно ли у нее внимания, чтобы посмотреть шоу целиком. Многие сериалы, рассчитанные на самых юных зрителей, разбивают шоу на 10- или 15-минутные сегменты. Начните с одного сегмента шоу и посмотрите, насколько она заинтересована. Если она увлечена, вы можете попробовать 30-минутное шоу. У вас есть буквально тысячи вариантов.Найдите тему, которая ей нравится, проверьте наши возрастные рейтинги и обзоры, определите предел (одно шоу, два шоу?) И посмотрите вместе, если можете. Узнайте больше о том, как познакомить дошкольников с их первыми телешоу.

Какие телешоу подходят для самых маленьких?
Короткие, нежные, позитивные телепередачи без рекламы (в идеале) лучше всего подходят для маленьких детей. Им нравятся программы с очень простыми сообщениями, к которым они могут относиться (например, одеваться по утрам).Попробуйте любой лучший выбор из этих списков: Best Preschool TV, Sprout TV и Disney Jr. TV. И помните эти советы:

  • Многие получасовые шоу, такие как Daniel Tiger’s Neighborhood , на самом деле содержат несколько более коротких сегментов, с которых вы можете начать.
  • Избегайте страшных вещей, взрывов, криков людей и мультипликационного насилия.
  • Ищите шоу с позитивным посланием, например, о том, как важно быть хорошим другом.
  • Делайте все возможное, чтобы ограничить коммерческое распространение — дети воспринимают эти сообщения, как губку.

Если я ограничиваю мультимедийные данные на экране, что я могу сделать , чтобы занять ребенка, пока я отдыхаю?
Это может быть изнурительное занятие строительными блоками, игра в куклы или копание в песочнице с малышом целый день. Вот несколько идей, которые помогут детям занять себя, чтобы вы могли поднять ноги (или приступить к обеду):

  • Слушайте музыку. Маленькие дети любят трясти, трясти, трясти под всевозможные удары и звуки. Поощряйте детей двигаться и трясти под музыку и сами издавать звуки.
  • Пусть они «прочитают» книги. Даже когда вы держите книги в руках и листаете страницы, у детей появляется любовь к чтению в будущем. Они могут притвориться, что читают чучело.
  • Воспроизвести аудиокниги. Акт слуха помогает в овладении языком, воображении и навыках критического слушания. Обустройте удобное место, где ваш ребенок может играть с кубиками или куклами, слушая рассказ, соответствующий его возрасту.

Можно ли водить моего ребенка в кинотеатр?
Младенцы еще слишком малы, чтобы понимать действие на экране, но окружающая среда может быть чрезмерно стимулирующей.Кроме того, звуковые системы кинематографического качества действительно громкие и могут быть слишком интенсивными для самых маленьких.

Если вы хотите попробовать театр, сядьте на самое тихое место и будьте готовы уйти, если дела пойдут плохо. Возможно, вам посчастливится жить рядом с одним из тех кинотеатров, предназначенных для семей, или в вашем местном театре может быть организована вечеринка для мамы и папы, где они выключают звук и зажигают свет, чтобы сделать его более подходящим для детей.

Следует ли мне ограничивать использование телефона во время беременности?
Возможно, вы жаждете общения и общения со взрослыми — или, может быть, вам нужно работать из дома, наблюдая за ребенком.Самое главное — следить за ним; Были случаи, когда дети причиняли себе вред, потому что их родители отвлекались на свои телефоны.

Маленькие дети лучше всего учатся, развивая отношения с опекунами и близкими, поэтому убедитесь, что ваш телефон не мешает им пользоваться. Как можно чаще разговаривайте, играйте, обнимайтесь и смотрите в глаза младенцам. Используйте экраны для построения отношений (показывая фотографию бабушки) или чтобы занять себя, пока ребенок спит на вас.

Что я могу сказать семье и друзьям с более мягкими правилами использования экранного времени?
У всех разные правила экранного времени. Об этом может быть сложно говорить, потому что вы не хотите показаться осуждающим — или, может быть, вы просто не хотите начинать конфликт. Но если ваш ребенок будет проводить значительное количество времени с детьми, чьи родители придерживаются других правил, вы абсолютно вправе — и в лучших интересах вашего ребенка — объяснять, что вам удобно.Чтобы смягчить удар, скажите, например: «Я знаю, что превращаюсь в помешанного на контроле, когда дело доходит до СМИ, но это действительно важно для меня, и, поскольку я знаю, что наши дети будут друзьями на долгое время, я хочу, чтобы вы знали откуда я иду «.

Иногда нужно изменить свои собственные правила в интересах социальной гармонии, но только вы можете сделать этот призыв. Получите больше идей, как рассказать другим о правилах экранного времени.

Вот некоторые из ключевых вопросов для обсуждения, особенно когда ваш ребенок становится старше:

  • Сроки. Укажите свои предпочтения. Скажите: «Я нормально отношусь к детям, которые смотрят фильм, но я бы хотел, чтобы они сыграли и в день игры».
  • Содержимое. Скажите родителям, что ваш ребенок боится чего-то страшного и что у вас есть особая «особенность» в том, что он смотрит шоу или играет в игры с потенциально пугающими изображениями.
  • Надзор. Насколько внимательно другие родители следят за детьми, особенно когда они находятся в Интернете? Спросите, установлены ли в их поисковых системах фильтры контента.
  • Многопользовательские игры. Узнайте, играют ли другие дети в доме в многопользовательские игры. Если ваш ребенок не знаком с ними, спросите, можно ли отключить многопользовательский режим, пока он не освоится с игрой. Обязательно говорите со своим ребенком об ответственной и уважительной игре в онлайн-игры.
  • Зоны, свободные от технологий. Держите семью и общественные собрания без технологий. Подзаряжайте устройства на ночь — вне спальни вашего ребенка, чтобы помочь им избежать соблазна использовать их, когда они должны спать.Эти изменения стимулируют больше времени с семьей, более здоровые привычки в еде и лучший сон, а все это имеет решающее значение для благополучия ребенка.

Shiva Baby, Симфония в стрессе

В детском плаче есть что-то, что запускает наш первичный мозг — его нельзя настроить, он режет лезвие в коре головного мозга, он привлекает наше внимание. Чем больше мы это слышим, тем больше тревожимся. Вся эта грубая потребность! Как мы можем это игнорировать? Эмма Селигман использует этот звук, похожий на сирену воздушного налета, в своем дебютном фильме « Shiva Baby », прекрасно спроектированном и выполненном комиксе.Кульминация фильма, когда на титульного «малыша» — студента Нью-Йоркского университета, занимавшегося сексом с сахаром, — начинает кричать настоящий ребенок года. К этому моменту фильм уже потрепал нам нервы: партитура Ариэля Маркса скачет и визжит, как саундтрек к фильму ужасов; наши нервы поднимаются при каждой все более неловкой ситуации и неловкой конфронтации. Это симфония в тональности беспокойства — и, когда она нарастает, Селигман добавляет кричащего ребенка. Ребенок вне себя! Малыша не успокоить! Звук работает как пушка в «Увертюре 1812 года»: ничто не заставляет вас прыгать так, как настоящая вещь.

К тому времени, когда Даниэль (Рэйчел Сеннотт) пытается схватиться с этим вопящим младенцем, она уже целую вечность находится на грани. Ее родители, Дебби и Джоэл (Полли Дрейпер и Фред Меламед), попросили ее явиться на похоронное мероприятие по поводу родственника, которого она почти не помнит, и, несмотря на то, что она всего в нескольких днях от окончания колледжа, она довольно хороша. юношеский об этом: неохотный, но присутствующий, ворчливый, покорный и нервный. Даниэль не знает, кто мертв, но все остальные ее знают.В тот момент, когда Даниэль входит в дверь, руки протягиваются, чтобы погладить ее по щекам, потянуть за талию, чтобы измерить, сколько веса она потеряла с момента их последней встречи. В доме полно людей, которые знали ее всегда — они знают, с кем она ходила на выпускной и как часто ходит в синагогу. Чего не знают , так это того, что она начала заниматься секс-работой. У Даниэль есть сахарный папочка Макс (Дэнни Деферрари), и, к ее ужасу и удивлению, он тоже появляется у Шивы.

Макс не может перестать смотреть с тревогой (или предположительно?) На Даниэль, когда толпа скорбящих устремляется к разложению рогаликов и лоха, но не он единственный, кто смотрит.Ее бывшая лучшая подруга и бывшая девушка Майя (Молли Гордон) вернулась из колледжа, и зоркий глаз Майи может видеть, что Даниэль взволнована. Каждый раз, когда Даниэль и Макс ловят взгляды, Майя следит за взглядом Даниэль и видит гладкую жену шиксы, Ким (Дайанна Агрон), и предполагает, что Даниэль жаждет ее . Паника Даниэль усиливается, когда она узнает о жене Макса, а затем о ребенке Макса. Угроза разоблачения превращается в флирт; эротические течения между всеми тремя превращаются в турбулентность.Сахарный малыш и сахарный папочка продолжают разговаривать с настоящими родителями Даниэль, которые сами являются шедеврами унижения. Дебби не может перестать стирать шмутц с лица дочери; Джоэл бормочет и шарит, пока его жена критикует его. Он забывает обо всем, — говорит она, — со дня их свадьбы. «Любой может забыть кольцо!» — протестует он, когда камера отъезжает.

Shiva Baby — самый влажный фильм, который вы когда-либо видели.Близость к Шиве, когда все теснятся по углам маленьких комнат, явно является влажным зноем. Даже по телам, закутанным в черные куртки, можно сказать, что у всех по спине катится пот; Оператор Мария Руше снимает стены так, будто они гладкие на ощупь. В фильме есть только одна сцена не дома: когда мы впервые видим Даниэль, она отстраняется от секса с Максом, и в холоде его квартиры (и его объятий) ее волосы гладкие и распущенные. Какое бы тепло они ни создавали между ними, не дошло до ее волос, но как только она добирается до Шивы, ее волосы встают дыбом, закручиваются и закручиваются, лениво колыхаясь, как водоросли в приливе.

Какие условности следует нарушать Даниэль, а какие нет, не всегда ясно. Следует ли ей противостоять явному дискомфорту пожилых людей из-за своей бисексуальности и романтического прошлого с Майей? Да, засуньте это им в лицо; намазать им, как сливочным сыром. Но грубости Даниэль, кажется, нет предела. После серьезных намеков со стороны родителей любезная Ким предлагает Даниэль работу, но она возражает. «Я не в восторге от всей этой истории с девчонками-боссами», — едко говорит она.Несмотря на присутствие Ким, они с Максом безрассудны и полны решимости поймать друг друга. Он рад обнаружить, что у нее нет других клиентов и что ее претензии на юридический факультет были ложью; она набрасывается, когда может похвалить его за «поддержку молодых женщин-предпринимателей» прямо перед его все более подозрительной женой. В течение 70 минут Даниэль оказывается в ловушке, заставляющей меня толкать меня, тянуть вас к желанию, чтобы ее видели — несмотря на их финансовую зависимость, она хочет, чтобы ее родители перестали обращаться с ней как с ребенком, — и хочет незаметно перемещаться по комнате.Быть ребенком — это ад, но примеры взрослых вокруг нее кажутся еще хуже. Ты должен вырасти … ради этого?

Фильм

Селигмана напоминает другие фильмы — Выпускник , наиболее ярко проявляющий интерес к ошеломляющему разрыву между детством и взрослостью, и Неограненные драгоценные камни , где главный герой снова и снова саботирует себя, пока саундтрек подталкивает аудиторию к сочувствующей острое сердечно-сосудистое заболевание. В плане настроения и хореографии он так же точен, как Lovers Rock : он воссоздает то, как люди действительно собираются, специфическую динамику толпы.Селигман в своем дебютном полнометражном фильме мгновенно и впечатляюще контролирует себя, зная, как выдержать смущение Даниэль и как отсрочить его с помощью великолепно поставленной комедии — Джеки Хоффман в роли кривого гостя из Шивы, Джоэл, покачивающийся в кадре, непристойные шутки Дебби — это только делает неловкость более сокрушительной, когда она возвращается.

А это дробление.

Оставьте комментарий